Как позор Японии стал знаком качества | История Sony: Playstation, Walkman, Betamax..

В 1958 году с одного из складов вдруг украли 4000 приемников Sony TR-63. Тот склад был затрамбован приемниками других брендов, но воры взяли именно только Sony, а все потому что соньковские приемники по качеству рвали все остальные бренды как тузик грелку.

Об этом ограблении гудели по радио, а New York Times описала это как «крупнейшее в истории ограбление радиоприемников». Кража со взломом была тогда чуть ли не единственной темой для разговоров. И хотя это нанесло ущерб в 100 тыс. долларов, но так удачно все совпало, что название Sony гремело по всей америке и было на слуху у каждого американца, и в итоге вся эта ситуевина произвела такое впечатление, что на выхлопе за два года продали аж пол миллиона приемников.

До войны репутация японских товаров за границей ассоциировались со свякой дрянью, дешевыми ширпотребом и всякими безделушками. Надпись «Сделано в Японии» печатали микроскопическим шрифтом, чтобы не позориться. Но теперь, магазины по всей америке прям жаждали, чтобы у них продавались именно соньковские приемники.

Внимание, в данном тесте намеренно сделано очень много ошибок, поскольку это речь из моего видео на ютубе, поэтому если вы чувствительны к такому, то ни в коем случае не продолжайте читать эту статью, иначе вы сильно пожалеете об этом!

История Sony: взлет и падение великого инноватора

История Sony завертелась еще ептыть ваще в допотопные времена. Когда америкосы в 45-ом вдруг скинули атомную бомбу на Японию, тысячи людей ну прям мгновенно превратились в жареные угольки, а то место превратилось выжженную пустыню и обуглившиеся руины. Вот тогда Японцы тогда конкретно наложили в штанишки, они все ахренели просто.. Но был один военный инженер — Акио Морита, который вопреки всему был бодрячком.

И он кричит такой своим сослуживцам типа: «Америкашки в десять раз круче нас, больше нет смысла продолжать дальше чо-то исследовать и изобретать для военных нужд. Ясен перец мы просрали эту войну». Просто в то время действительно Японии до атомной энергии было как до луны пешком. Как инженер Морита вдуплял, что атомная энергия, это тебе не абы что, и что япония технологически от всех отстала и застряла где-то в средневековье и ползет позади всех других стран как черепаха. Хотя конечно Японцы уже где-то как-то начали изобретать крутую технику, и даже надеялись изменить ход войны, но было уже слишком поздно, — Американцы их О Т Ч П О К А Л И!

Морита был одержим всякой хитровыдуманой аппаратурой еще когда пешком под стол ходил. Он очень удивился, когда узнал, что его дружбан ровестник вдруг взял и сам собрал радиолу. Это казалось ему ептыть чуть ли не чудом, что типа нифига себе, даже обычный ботаник может прямо у себя в квартирке состряпать такое удивительное изобретение.

В то время как раз вдруг стало модно радиолюбительство. Все сидели в своих домах и чо-нибудь паяли. Морита тоже заразился этим, да так, что его даже чуть было не выпнули со школы. А когда он учился в университете, уже во всю вдруг разбушевалась вторая мировая война, и вся страна побежала воевать, но морита не воевал, он проводил для военных всякие хитроумные исследования. И там он однажды познакомился с супер гением электроники инженером: Масарой Ибукой. Вот этот Ибука был супер ученым который внатуре все могёт! И они сразу же стали близкими корешами.

Наскребсти монет на чашку риса

Когда война закончилась кореша разьехались по домам, Морита в Косугаи, а Ибука в Токио. Ибука сразу же замутил новый бизнес в каком-то пустом здании, где поначалу работало всего 7 человек. Токио тогда был похож на руины как в постапокалиптических фильмах про конец света.


Попробуй ЭТОТ самый эффективный способ рекламы телеграм-канала

Деньжат у Ибуки почти не было, и чтобы их где-то наскребсти, чтобы хватило пожрать и не сдохнуть с голодухи, он приторговывал вольтметрами, рисоварками и электрогрелками. Да они ваще готовы были толкать все чо угодно, лишь бы наскребсти монет на чашку риса.

У Ибуки не было цели создавать какие-то примитивные электрогрелки. Его идея была в том, чтобы продавать чо-то соверешенно новое, но пока он не знал чо именно. Оказалось, что после войны японцы жаждали всяких новостей со всего мира и у народа был лютый интерес к прослушиванию по радио всяких передач. Американсы тогда весьма интересно втирали по радио какие они могучие и великие, и как красиво живут. Только вещали они на коротких волнах, а японские радиоприемники этого не могли. Поэтому Ибука состряпал приставку, которая решала эту проблему. Этот товар разлетался как горячие пирожки. Это привлекло внимание общественности и об этом даже написали в прессе. Морита увидел одну из этих газет, и сразу же узнал своего старого дружаню. И написал ему письмо, что типа горит желанием помогать в новой деле. А Ибука отвечает: «Канеш давай залетай к нам, бумем дела воротить — капусту рубить». 

Когда Морита примчал в Токио он увидел их контору в почти полностью выгоревшем здании, это было реально печальное зрелище. Но все работники прям светились энтузиазмом, они были рады, что могут работать уже сейчас, хотя еще вчера их город был в аду. И потихоньку поднимали баблишко, постепенно вынашивая план по производству чего-то супер грандиозного, современного и невероятного.

Уже тогда музло всех торкало

Бизнес пер полным ходом. А потом они с Ибукой пришли просить разрешения у отца Мориты, у которого был семейный бизнес по производству саке. А фишка в том, что в Японии забрать старшего сына это тебе не абы что. Обе стороны обычно дают всякие негласные обязательства в искренности. Типа чел посвящает всю жизнь же. Тем более Мориту растили как наследника компании, которая уже аж триста лет варит саке.

Ибука рассказал, что типа туда-сюда предприятие новое замутили и о своих грандиозных планах поведал, и что Морита прям очень сильно им необходим. Гений же. Батек такого не ожидал, ему вообще не нравилось что Морита выбрал физику, ведь физика не поможет варить саке. И вообще родственники поражались тому, что Морита как сын президента известной компании живет как какой-то бомж где-то в невероятно жалких условиях. Но батек чо-то даже не стал сопротивляться и дал добро, мол давай сынок делай-твори чо хочешь.

Они вернулись в Токио и учредили новую компанию Тоцуко. Все скинулись баблом и в сумме наскребли примерно 500 баксов. Конечно же этой смехотворной суммы ни на чо не хватало. Большая часть бабла в стране была заморожена, с целью борьбы с инфляцией. В итоге банки деньги зажмотили выдавать. Поэтому Морита часто клянчил деньги у своего богатенького батька, а тот взамен выхватил долю в компании.

Американцы тогда плотно сели за микрофон пропаганды, но у Японцев не было современной техники, чтобы эта сладкая пропаганда затекала в ушки японцам. И поэтому Ибука и Морита создали для них микшер для радиовещания и получили заказ от американских вооруженных сил. В момент сделки, в одном из кабинетов Ибука вдруг увидел ленточный магнитофон Wilcox-Gay американского производства. И он сразу просек, что за этим устройством будущее, что оно произведет революцию всей отрасли. В те дни как раз уже появилось американское крутое музло, которое всех торкало и все жаждали под него тащиться.

Идея создания ленточного магнитофона лихо воодушевила Ибуку и Мориту. Только вот они ни малейшего понятия не имели как делать эту самую магнитную ленту-то. Никто в Японии вообще не шарил за это, никто не производил ничего подобного, такой мафон был редкостью даже в самой Америке. Надо было как-то научиться, но у них не было пластика,  был только целлофан. Но даже самые прочные сорта целлофана быстро растягивались, искажая звук. Наняли даже химиков, те долго чесали репу, чесали чесали, но так и не смоги родить ничего толкового.

Затем они решили попробовать использовать плотную крафт-бумагу. Сейчас это кажется невероятным, но в те года, они прям своими руками резали эту бумагу бритвой, склеивая в полоски. А на сковородке жарили какую-то соль, чтобы получить тот самый магнитный порошок, который смешивали с лаком и наносили на ленту. Устройство было крайне примитивным, а качество звука ужасным, ну просто отстойным, но они гордились своим детищем.

Первый прототип магнитофона

В 1947 году этими магнитофонами заинтересовался молодой музыкант Норио Ога, он задал так много дерзких вопросов продавцам, что его пригласили на беседу с инженерами. А Морита как раз-же любил всяких молодых и дерзких, поскольку именно они дают свежие идеи и возможность посмотреть на все проблемы под новым углом зрения. Поэтому Морита конечно же всеми силами пытался заманить его к себе на работу, чо только он не делал, но Ога отказался, однако согласился просто консультировать. И как бесплатный надзиратель постоянно помогал улучшать качество звука. Поначалу Ибука думал что это очередной какой-то глупый дерзкий школьник. Но потом как-то понял, что Ога на самом деле красавчик, и уделает своими знаниям любого инженера, и мать его аж влюбился в него.

Норио Ога

 

Схватили Бога за бороду

Сам магнитофон, созданный в 1950 году, был ну очень громоздким и тяжелым, размером с ящик и весил аж 35 кэгэ, но работал он очень даже прекрасно. Никто даже не сомневался, что как только люди увидят этот супер магнитофон, сразу же растащат все полки, а клиенты выстроятся в очередь. Ну топчик же вообще:

Однако в реальности ваще никто не стал покупать, никто не знал чо это за чудо устройство и для чего вообще оно нужно.  К тому же этот магнитофон стоил твою мать аж 170 тысяч йен. Это было овер-дохера. А этим магнитофонов они настряпали аж целых 50 штук. Короче в продажах они были полными лохами — мамкиными сосунками. Ибука всем сердцем верил что главное создать чо-то годное, а продажи как-то сами произойдут и все денежьки к ним поскачат. Но не тут-то было. Ведь рынка сбыла просто тупо не было, даже в Америке тогда магнитофоны были распространены не так сильно.

Морита всюду показывал свой чертовски современный магнитофон. Магнитофон-то конечно же всем нравился, но все его попытки так и оставались безуспешными. Странно, Морите казалось что не было никаких сомнений, что все таки магнитофон так-то очень выгодная покупка. Как вообще понимать-то это? И тут опачки и в какой-то момент он осознал, что не нужно впаривать магнитофон всем подряд, нужно найти конкретную целевую аудиторию.

Они заметили что в cудах не хватало стенографистов. Морита, благодаря связам, продемонстрировал в верховном суде этот магнитофон (G-Type) с функцией записи голоса и в один миг продал сразу аж 20 магнитофонов.

После этого, они на радостях поскакали в школы. Ибука как-то выяснил, что у школ есть деньги и они как раз тоже нуждаются в подобных девайсах. Они даже спроектировали магнитофон меньших размеров специально для школ (H-Type), с шикарным промышленным дизайном в футляре размером с чемодан-дипломат. И заказы от школ посыпались и магнитофон быстро проник на школьный рынок по всей стране.

С таким успехом они думали что схватили Бога за бороду. Но однажды Морита заметил, что продажи магнитофонов как-то не стабильны. То аж с полок сметают, то вдруг тишина. Чо за фигня? Все еще маленькая Тотсуко могла в миг оказаться банкротом от любого шороха на рынке. И он понял, что надо валить за пределы Японии, видите ли, лучше-же зависеть от всего мира, чем от одной страны.

Не пропустите другие мои истории, подпишитесь на телеграм-канал.

Новое загадочное изобретение

В 1952 году Ибука помчал в америку, чтобы прощупать почву: узнать как там вообще американцы используют магнитофоны, да и вообще поглядеть на их производство. Но в Америке никто на производство его не пустил. В итоге поездка в целом его разочаровала, кроме одного момента, там он узнал об одном новом загадочном изобретении под названием транзистор. Компания Western Electric предлагала всем желающим купить на него патент. Это заинтересовало Ибуку, ведь как раз в его компании скопилась уже целая куча талантливых инженеров, где у всех варит чердак и чешутся руки, чтобы создать чо-то эдакое новое. Однако у Ибуки закончились деньги на поездку, и ему пришлось возвращаться в японию и он так и не успел заскочить в Western Electric.

Когда Ибука вернулся в Японию, он продолжал потирать руки, в надежде завладеть лицензией на эту интересненькую вещицу. Хотя они еще толком-то и не осознали даже зачем им этот непонятный транзистор, его тогда использовали только в слуховых аппаратах. Но главное, их вдохновляло то, что это что-то супер современное и новое. А это важно! В то время все они прям тащились от научного прогресса, и как наркоманы изучали все новое.

Ходячий комплекс едет в Америку

От Western Electric было ни ответа ни привета. Но вскоре они наконец достучались до них через знакомых и та наконец дала согласие, на продажу патента на транзистор. И в 1953 году Морита отправился в Нью-Йорк, чтобы подписать соглашение. Впервые оказавшись в Америке он ахренел от огромности этой страны и от ее современности. И ему стало казаться что эта страна вообще ни в чем не нуждается, ну что короче все у них свое. Он думал что в этой супер великой стране ваще невозможно продавать их ничтожные японские товары. Он так удивился, что был сам не свой, и даже начал терять уверенность в себе. Как вести переговоры с такой крупной организацией, когда они все еще такие крохотные мамкины сосуночки? Морита был прям ходячим комплексом, и очковал по полной и в последний момент хотел даже развернуться и уйти.

Но друг ему кричит мол: «Спакуха братуха! Да ты не ссы, все давай иди!». И в итоге сделка даже состоялась и все прошло успешно.

Но теперь надо было как-то убалтать купить патент еще и министерство внешней торговли Японии. Ну а они естественно сразу засопротивлялись, мол а зачем вам этот транзистор? Вы же такие мелкие, вы не сможете производить такую сложную вещь. К тому же в стране не было валюты, чтобы платить за этот дорогущий патент. Но Ибука старательно продолжал их убалтывать. Долго убалтывал, около шести месяцев. И наконец они смогли купить этот патент за 25 тыщ. баксов.

Временный костыль поддельного фуфла

Ежу понятно, что они конечно же сразу же начали клепать транзисторные радиоприемники. Хотя это был огромный риск, ведь тогда никто не верил в них, во всем мире тогда еще не было устройств на транзисторах. Да и дорогими они были очень. Но Тотцука верила, что это будет большая революция. В то время как раз появилась мода на высокоточный звук, люди обращали внимание на частоту звука. Выпендривались у кого круче колонки. Акустические системы увеличивались и звук становился все громче. Только вот в усилителях использовались древние радиолампы, которые нагревались, были громоздкими и быстро ломались. А транзистор как раз давал более чистый звук, и транзисторы ну очень редко изнашивались, и ваще даже не перегревались. Плюс они же еще очень маленькие, а Японцы ведь тащатся от всего такого компактного и обожают все такое очень четкое, продуманное и хитровыдуманное. А от ламповых радиоприемников отказались, ведь это старье мог делать любой колхозник.

Но прежде чем изготовить радиоприемник, пришлось специально под него создать собственный высокочастотный мощный транзистор. А для этого естественно нужно специальное оборудование и вообще все это очень дорого. А денег-то нет. Поэтому снова пошли клянчить деньги в Mitsui Bank, там к ним отнеслись крайне скептически, сказав что транзисторы это какой-то временный костыль, чтобы штамповать поддельное фуфло, пока в стране не хватка ламп. Сколько перед ними не распинались, все как как об стенку горох. В те дни даже сами американцы насмехались над этой идеей. В конце концов Ибука взял сам пошол в этот банк, чтобы разжевать этим тугодумам в чем фишка, он аж три часа убалтывал этих колхозников и толкнул им крайне необычную речь, сказав мол: «Любое действие сопровождается трением. А трение изнашивает материал. Этот износ вызывает поломки. А в транзисторе-то нет никакого трения, и получается что это супер надежно…». После такой чрезвычайно разумной речи они наконец согласились. И Спустя какое-то время состряпали наконец транзистор, используя метод фосфорного покрытия. По сути они переизобрести транзистор заново. Ну а в 1955 году уже был готов первый транзисторый радиоприемник TR-55.

Чо за идиотское название?

Покуда народ в США богатый и продвинутый, Морита отправился в Нью-Йорк, чтобы предлагать там свой любимый радиоприемник всяким американским оптовым торговцам. Но перед этим он решил переименовать бренд. Ведь американцы бы язык бы попереломали о такое сложное название, эта хрень люто мешала бы маркетингу в америке, и не было бы никаких шансов.

Вместо Тотцуко выбрали название Sony, потому что латинское слово Sonus означало звук, а они как раз все тащились от музыки, да и бизнес же тесно связан как раз со звуком. А еще в те дни фраза Sonny-Boys означала умные парни, а они как раз себя такими считали. И вообще все в этом слове идеально: оптимистичное, коротенькое, запоминательное, одинаково произносимое на любом языке. Короче, лучше и не назовешь! Но банк Mitsui был против нового названия, типа потратили десять лет на бренд Тоцуко, а теперь все коту под хвост с этим идиотским новым названием. Многие сотрудники тоже возмущались . А Морита говорит всем мол: — «Не понтуйтесь братва, СПАКУХА! Подождите немного и все будет нормально!». И взял и уехал в америку.

В америке Морита снимал номер в каком-то бичовском отеле, где жили одни бомжи и нищеброды, и он как бичара жрал во всяких закусочных-автоматах и нищенских кофетериях, нисколько это даже не скрывая. Он слонялся по городу, предлагая торговцам свое чудо устройство. Но на многих из них радиоприемник ни произвел никакого впечатления, мол: «Зачем вы такие маленькие приемники делаете? Тут в Америке все хотят большие, у нас у всех огромные дома, зачем нам такой микроскопический, мы же ни какие-то нищеброды, мы великие Американцы».

На что Морита ответил: «зато каждый член семьи сможет закрыться в своей комнате и слушать свой собственный радиоприемник. И слушать все чо захочется, и никому не мешая и не беспокоя. Ну круто же?»

Короче многие Американцы считали Мориту ненормальным. Но были и те кто все таки как-то поняли что эта идея-то годная. Одна из таких компаний была Bulova. Товар зацепил их и они сказали что купят аж 100 тыщ. штук. Морита был поражен. Это был огроменнейший заказ, в несколько раз превышающий стоимость даже самой Sony. Радости не было предела, но тут хлоп и они кричат, что поставят на приемник свой логотип вместо Sony.

Ну и конечно же Морита от этого дерьма отказался, ведь он еще совсем недавно обещал братве сколотить из Sony громокое имя. Конечно же Bulova неожидали такого поворота, только в стельку сумасшедший откажется от таких огромных денег.

Чел из Bulova хотел переубалтать Мориту, мол: «Ваш колхозный бренд еще никто не знает, и чо ваще за дурацкое название Sony? То ли дело наше имя — широко известная топовая солидная торговая марка». На что Морита ответил «Да внатуре, о нас сейчас пока никто не знает, но и вас 50 лет назад тоже никто не знал».

Ходячий комплекс снова едет в америку

Когда Морита через два года снова поехал в США, друзья ему кричат что типа не годиться как бомж есть в кафе автоматах и жить в дешевых отелях, что типа они японцы не должы так унижать себя и наоборот должны демонстрировать высокий статус. Лучше снимать самый дешманский номер в дорогом отеле, чем самый дорогой в дешманском. В общем Морита начал кушать в хороших ресторанах и даже научился понимать толк в еде и обслуживании, и даже сменил свой колхозный прикид на светский лоск и изысканность. И даже на спектакли ходить даже начал!

Морита продолжил поиск и в 1957 наконец нашел одного американского торгоша, которому приглянулись радиоприемники. У него была сеть аж на 150 магазинов. И надо же, у него не было тупорылого требования менять название. И он готов был заказывать аж по 100 тысяч радиоприемнков каждый год. Для Sony это было как дар свыше!

Но Морита ему возражает, что 100 тыщ. слишком много, надо только 10 тыс.. И еще и дешевле. Услышав это, у торговца челюсть отпала, ведь обычно-то наоборот же, если меньше партия, то выше цена. Это же не логично! За 30 лет не было ни одного чудака с такими странными условиями. Но Морита разжевал ему, что его компания только-только совсем еще недавно перебралась из лачуги в нормальное здание, и они не осилят производить больше 10 тысяч в месяц. А иначе, придется нанимать аж целый вагон новых работников и расширять производственные мощностя. И на это, конечно же, понадобится очень много бабла. А вдруг они внезапно перестанут заказывать примемники в таких больших количествах? Тогда весь бизнес быстро превратится в тыкву. Работникам-то нечем будет платить. Ну и стоит ли тогда идти на такой огромный риск, если заказ будет всего один? Услышав все это торговец понял многоходовочный японский ум и согласился купить всего 10 тысяч приемников по дешевке. Ну и наконец приемники ворвались на американский рынок, и кстати потребителям эти девайсы понравились.

Хитрожопые твари репутацию обосрали

Зарегистрировав название Sony в ста семидесяти странах и территориях, чтобы никто его не украл, в один прекрасный день его все-таки украли в собственной-же стране — кто-то в японии начал барыжить шоколадками под названием Sony. Они даже форму букв скопировали. 

Люди думали что Sony испытывает финансовые трудости, раз докатилась до такого. Репутация в прямом смысле была обосрана. Команда вложила душу, чтобы завоевать доверие общественности, а тут какие-то хитрожопые твари безсовестно воруют и пользуются чужой известностью. 

Дело тянулось в суде почти четыре года. Эти крысы заявили что мол любой мог придумать такое название, якобы это всеобщее достояние. Но в какой бы словарь они не совали свои хитрожопые носы, слова Sony так нигде и не нашли! И в итоге их юристов побрили, а имя отжали обратно.

Музыкант Норио Ога всегда критиковал Sony, не стесняясь в выражениях. Однажды он сказал Морите — «В вашей компании слишком дохрена инженеров, а сама компания старомодна и вообще ею плохо управляют».

Слышать такое для Мориты было ну крайне неожиданно, ведь он то наоборот считал свою компанию очень даже смелой и оригинальной, где все пучком! И Морита кричит такой: — «ну так приходи тогда к нам и растармошишь всех нас старых  заржавевших пердунов». А Ога кричит такой мол: «Нее, мне как артисту нужна творческая свобода, да и не могу я как все сидеть за письменным столом». А потом Морита тайно заслал свою жену к его жене и в итоге они все-таки как-то убалтали его перейти на работу в Sony. И как только он пришел, сразу намутил кучу всяких нестандартных решений, и переманил аж 40 человек из других компаний в первый же свой год работы.

Всегда по жизни шел с понятием что надо делать все внатуре качественно!

Однажды Ибука как-то догнал, что дни радио уже прошли, а будущее за телевидением. Поэтому после радиоприемников подорвались создавать транзисторный телевизор. И когда выкатили модель TV8-301, Sony получила всемирное признание в 1960 году. Все снимали шляпу. Только тольку-то ноль! Ибо это признание ни сколько не помогло в продажах. TV8-301 был слишком дорогим, не цветным, часто ломался, и вообще телевизоры тогда были предметом роскоши, их покупали только либо богатые, либо эксцентричные. 

По мере того как имя Sony становилось более известным, торговая сеть Delmonico начала заботиться не о качестве, а о низких ценах. В погоне за прибылью, они настаивали на использовании более дешевых материалов, лишь бы снизить цену. А Морита наоборт всегда по жизни шел с понятием что надо делать все внатуре качественно! К тому же они отказывались продавать не знакомые для них товары. Такая гнусная манера, конечно же, не устраивала Мориту, эта шняга повторялась, но Морита все проглатывал как последний терпила. И когда выкатили вот этот первый транзисторный телевизор, эта Delmonica уже вовсе без спросу начала их рекламировать, хотя в контракте про телевизоры не было вообще ни слова, ведь их состряпали то только месяц назад. Мориту  это беспокоило, он чувствовал, что если не разорвать отношения с этими мудашлепами, то произойдет катастрофа. Иначе они будут отдавать супер крутые телеки по дешевке, а товар высшего класса не может же продаваться за гроши. Поэтому он взял и послал их к чертям собачьим.

Delmonica нагло сопротивлялась, дошло аж того, что уже попахивало судом. Они потребовали компенсацию. Морита всячески сопротивлялся, но все таки вынужден был заплатить им 75 тыс. долларов, чтобы отстали. С этого момента Морита решил больше никогда не связываться с этими противными дистрибьюторами. Это был ну очень рискованный шаг, ведь теперь надо создать собственную сеть сбыта, однако вся эта ситуевина давало большие возможности. 

Морита понял, что маркетинг это форма общения. Обычно производители держатся по дальше от своих клиентов. Общения между ними вовсе нет. Плюс еще и длинная цепочка всяких хитрожопых оптовиков-посредников, которым абсолютно насрать на ваш товар. У них нет ни интереса, ни энтузиазма, поэтому между производителем и клиентом формируется чудовищная пропасть. Для всякого примитивного барахла это нормально, но если у тебя супер современная инновационная продукция, то такой расклад, конечно же, не в твою пользу.

Бум телеков в США

Поэтому Морита начал строить собственную сеть сбыта: свои магазины и пути поставок. В 1960 году он открыл в районе Гиндзы в Токио демонстрационный салон, где публика могла ознакомиться с продукцией. Это был самый дорогой объект недвижимости в Токио. Оно было построено как ультрасовременное здание. Морита не спал ночами, проектируя его.  Этот магазин внезапно стал очень популярным.

Такую же точку открыли в Нью-Йорке. Морита убил на поиск места аж два года, в конечном счете удалось найти на пятой авеню.

Магазин открылся в 1962 году, как раз перед началом продаж мини телевизора, потому что там ходили всякие обеспеченные люди, мажоры всякие, как раз те, кто мог бы позволить себе такие дорогущие товары как у Sony. В день открытия в магазине побывало аж 7000 человек, чтобы поглядеть на революционный телек. Мини телевизоры тогда вызвали бум в США. Sony даже не успевала производить необходимы объемы. Этот салон в Нью-Йорке был крохотным, но он должен был стать трамплином для выхода на мировой рынок.

Sony постепенно врывалась во многие страны. В какую бы страну не приходили, продажи там реально сразу увеличивались, поскольку теперь продавцы лично разьясняли все преимущества товаров Sony. Например, как только в Англии разорвали отношения с посредником, продажи сразу же увеличились аж в три раза.

У немцев тоже. Они были мировыми лидерами в электронике, и считали только свою технику непревзойденной. Поэтому поначалу товары Sony продавались там плохо. Но даже там, как только избавились от тупорылых дистрибьюторов, объемы продаж сразу же выросли аж в несколько раз. 

Популярность демонстрационных салонов в Токио и Нью-Йорке убедила Мориту построить собственное восьмиэтажное здание в районе Гиндзы, на одном из самых оживленных перекрестков, которое обошлось тогда ептыть аж в 3,2 млрд. иен — сумма эквивалентная всему капиталу Sony.

Американский вайб

Обычно японские бизнесмены, приезжая в США, тянутся к своим японским сородичам, в итоге тусуются только в одной шайке и этим ограничивают себя в знаниях. И потом даже спустя годы, так и остаются в америке чужаками. А вот Морита, в отличии от них пошел против системы, ныряя с самую гущщу американского общества, и узнавая об Америке от самих же американцев. Даже в контору он каждый день ездил на автобусе вместе с обычными Нью-Йорцами, прислушиваясь к их болтовне, наблюдая как шпион за их привычками. Но даже этого ему было мало. Постепенно он начал все больше и больше размышлять об американском ритме жизни, и в какой-то момент решил и вовсе переехать жить в америку, чтобы еще глубже познать американцев, образ жизни там, мышление, вот это все. А иначе как продавать черт знает кому, кого ты даже не знаешь?

И наконец в 1962 году он переехал в Нью-Йорк, и еще и жену даже с детьми с собой прихватил, поскольку у американцев семья по сути это самое главное, а иначе ты не американец вовсе. И дело тут вот в чем, где бы ты не был, в загородном клубе, на приеме или обеде в конце недели, американские семьи всегда вместе. В Японии-то наоборот, мужики славливаются без жен, когда решают перетереть за какую-то важную делюгу! Они никогда не возмут с собой жену на шашлыки. А в америке наоборот. 

А на следующий год Морита поселился с семьей в прекрасной квартире на Пятой авеню, где жил великий русский скрипач Натан Мильштейн,  поскольку он на два года уехал в Париж, его квартира сдавалась в аренду за 1200 баксов в месяц. В то время эта сумма казалась космической. Но оно того стоило! Это была сногсшибательная квартира с прекрасным чувством вкуса, с двенадцатью комнатами, в самом престижном районе. Не квартира, а сказка просто! Морита начал частенько устраивать всякие вечеринки раз в неделю, и его окружение стало быстренько пополняться всякими очень полезными контактами.

А кабинет этой элитной квартиры превратился в лаболаторию по электронике, где инженеры изучали телевизоры конкурентов. Все помещение было завалено телевизорами и всякими деталями, а японцы шныряли туда-сюда.

Квартира в Нью-Йорке

Sony тогда была уже довольно крупным производителем черно-белых телеков, только вот в цветных у них вообще не было никакого опыта. А конкуренты уже давно ускакали далеко вперед, а диллеры не давали покоя, требуя цветные телеки. 

Инженеры несколько лет ломали бошку над созданием цветного телевизора. У них все не получалось и не получалось, и только в 1968 году наконец выкатили на рынок цветной телевизор Trinitron. Конкуренты смеялись над этим изобретением. 

Но вот этот тринитрон оказался просто супер телеком. Он получил сплошную уважуху, поскольку давал картинку аж на 25% ярче чем у конкурентов. И пахал исправно по 30 лет нахер! До сих пор даже дома у некоторых стоит.

С пустыми карманами каши не сваришь

Нужно было покончить с зависимостью от заемных средств банков. И вообще создание собственной сети требовали так-то немалых вложений, с пустыми карманами каши не сваришь, и это стало серьезной гемором. Чтобы разрулить эту проблему нужно казалось бы всего-то — просто взять и выйти на рынок ценных бумаг США. Сказать-то легко, а попробуй сделай..

Видити ли, тут надо подстраиваться одновременно под японское министерство финансов и еще под американскую комиссию по ценным бумагам и биржам. Со стороны японии тогдашний премьер министр во всю топил за развитие международный связей и убедил своих консервативных чиновников сделать все четенько как надо. А вот с американцами был ядреный геморрой, японцам было очень трудно объяснять свои методы ведения бизнеса. Комиссия по ценным бумагам схватила японцев за яйца, заставив делать кучу всяких бюрократических вещей. Но они были правы! Ибо в бухгалтерском учете Sony был кромешный хаос! Они даже сами не знали какой ужас у них творится со отчетами. И когда все закончилось японцы наконец научились подбивать баланс, и даже обрадовались как круто оказывается это помогает-то, типа ничосе а так можно было? 

Спустя полтора года геммороя выпустили наконец на мериканский рынок 2 млн. акций в 1970 году на Нью-Йоркской фондовой бирже. Акции предложили по цене 17,5 долларов за штукчу, и уже через час распродали миллион акций. 

После всей этой бесконечной суеты у Мориты уже не оставалось никаких сил, но он был приятно обрадован чеком на 4 млн. долларов от этого их первого выпуска акций за рубежом. Он еще никогда не видал такой крупной суммы, и две недели не мог прийти в себя и не вылезал из постели. Sony стала первой Японской компанией выпустившей акции в Америке. Другие японские компании увидели все это и тоже все поскакали на биржу. 

Заклеймили как экономическое животное

В 1970 продажи в США не хило росли, все больше и больше и спрос тоже. А перевозить-то телевизоры невыгодно же, целый тихий океан между США и Японией. Поэтому в 1971 году Морита решил построить завод в США по производству тринитронов. 

С точки зрения затрат и курса в 360 иен за один доллар, строительство этого завода выглядело ну не оправдано дорого. Опять же, американские-то компании наоборот переводили свое производство куда-нибудь за границу, например в Китай. Но Морита решил, что для Sony лучше двигаться в противоположном направлении, поскольку его рынок сбыта в америке.

К тому же, в тот момент к Sony был выставлен антидемпинговый иск, в котором фигурировали японские цветные телевизоры. Поскольку продукция Sony всегда стоила космических денег, этот иск был странным. Ну как можно подозревать компанию в демпинге, если у нее самые высокие цены? Эти иски кстати прилетали постоянно. И не случайно!

Американские компании желали заблочить японский импорт, и постоянно жаловались правительству. И японию заклеймили как экономическое животное. Типо чо это вы такие наглые, нам продаете, а у нас не покупаете? Президент Америки Никсон даже ввел пошлины на все виды импорта, все сильно усложняя, поэтому на этом фоне завод в Сан-Диего оказался очень даже выгодным.

Потом они построили заводы в Барселоне и Штутгарде, потом еще где-то и еще где-то, и заводов стало так много, что проще было посчитать где их не было. И кстати их не было в советском союзе. Советский союз очень сильно переживал что у них получалось почему-то одно говно, и поэтому комунисты мечтали как-нибудь закорефаниться с японцами в производстве. И в 1974 году Мариту пригласили в советский союз. И показали ему как собираются телевизоры в Москве и Ленинграде. Союз планировал продавать телевизоры в Европе и предложил сотрудничество. 

Телевизоры в СССР

Морита посмотрел на все это и у него глаза на лоб вылезли, он кричит мол: «Да такой некрасивый телевизор нигде не будут покупать, почему же у вас тут в Советском союзе искусство на высочайшем уровне и исполнители славятся во всем мире, но почему же этого не видно в вашем телевизоре? Почему же вы не сочетаете искусство и технику? Я не перенесу если моя продукция будет создаваться в таких условиях». Ну и короче Морита отказался. Советский союз технологически отставал от Японии лет на десять. Плохое качество и плохой дизайн были связаны безразличием работников. Ни в какой компании этого не может быть, ну не то что не может, ну трудно представить себе такое..

Сдвиг во времени

Когда в США крупные радиостанции вдруг начали использовать записи видео, Sony поняла, что и обычные люди тоже захотят записывать видосики прямо у себя дома. И поэтому погнали превращать громоздкие видеомагнитофоны в компактные, чтобы люди могли спокойно затащить их к себе домой. 

Сделать это тогда казалось нереальным. Но Ибука внезапно собрал инженеров, кинул на стол маленькую книжечку, и сказал  — «Слышь, ребята! Вот такого размера должна быть кассета, и чтобы на нее влезла программа длительностью как минимум на час». И сразу же инженеры подорвались активно трясти булками в этом направлении. Спустя какое-то время на свет родилась совершенно новая видеосистема Betamax, которая давала наилучшее изображение.

Вот эта Betamax была внатуре революционной. Морита даже придумал рекламный слоган — «Сдвиг во времени», типа глядишь любимые программы когда хочешь. Он с гордостью кричал, что наступила эра видеомагнитофонов. 

В 1975 году собрались выкатить Betamax на американский рынок. Но в мире до этого ничего подобного еще вовсе даже не было, поэтому продажи были мизерными, так мало, считай что нет вовсе. Поэтому Морита решил вкинуть огромные деньги в рекламную компанию — грандиозную, ошеломляющую и захватывающую все воображение американцев, чтобы люди наконец вдуплили зачем нужны кассетные видеомагнитофоны.

Морита считал, что телевидение полностью поработило народ. Ведь если пропустил какую-то передачу, ее уже не вернуть, из-за этого людям приходилось даже распорядок дня свой менять. И вот Морита хотел донести через эту рекламу, что отныне расписание в руках зрителя, и теперь можно смотреть когда хочешь. 

Только вот вся власть тогда в американском подразделении находилась в руках Харви Шейна, который рулил всеми делами Sony в америке и хотя так-то не плохо справлялся, но как оказалось его подход был вовсе не японским. Он основывался на железобетонной логике и жестком контроле. Он не хотел тратить такие большие бабки на эту рекламу. Этот Харви думал только на десять минут вперед и не учитывал долгосрочную отдачу и охват рынка на пять-десять лет вперед. Он думал только о том, как бы поскорее выжать из бизнеса все соки прямо сейчас, и не важно что бизнес потом коньки отбросит. Это хорошо если вы продаете чужое фуфло всякое, но если вы сами создаете что-то такое, чего еще не было на планете, то ясен пень такой подход совсем не выгоден.

У американцев в отличии от японцев текучка персонала в порядке вещей, и вот поэтому то и у них такое мышление мол: — «А зачем мне жертвовать сейчас собственными прибылями, ради какого-то чувака, который уже через несколько лет сменит меня на этой должности?» Такое мышление естественно шокировало Мориту. Но они не могли не делать, то что делали.

Морита волновался-волновался, и в какой-то момент его терпение лопнуло, он соскачил по среди ночи, позвонил этому Харви и закричал: — «Слышь ты мудила конченный, если не потратишь на рекламу два ляма, я тя вышвырну к чертям!»

В 1976 году реклама Betamax прогремела в двух самых популярных передачах америки. Только вот с ее выходом телевизионщики Universal Studios и Walt Disney и всякие другие телекомпании пришли в ярость, мол: — «Вы ЧО ахренели чтоли японцы сраные, прискакали тут со своими кассетами. С этими дибильными кассетами мы миллионы потеряем на недополученных лицензионных отчислениях». И тут же пульнули иск к сони. Ведь это по сути наглое незаконное копирование, нарушение авторских прав, и получается, что Sony способствовала этому, ни сколько даже не стесняясь. 

Ну и в итоге продажа видеомагнитофонов встала под угозу. Казалось, что реально пипец наступает хорошим временам. Морита толдычил всем, что видеомагнитофон это всего лишь безобидное устройство дарующее свободу расписания. А закон об авторском праве был написан какими-то старыми пердунами еще тогда, когда видеомагнитофонов еще даже на свете-то и не было. Вся пресса только об этом и гудела, защищая Sony, поскольку действительно это было невероятно тупое обвинение. Морита был убежден, что это дело должен решать даже не суд, а сам конгресс, переписывая устаревшие тупорылые законы. Сделать это было крайне не легко, поскольку киностудии имели очень тесные политические связи и знали где дергать за ниточки. Sony считала, что лучший способ борьбы с их политическим влиянием — обратиться к тем, кто привел к власти самих политиков — тобишь к народу. Поэтому резко подорвались проводить массовую движуху по привлечению внимания к этой проблеме среди потребителей, заручились услугами всяких лоббистов и юристов, собирали петиции и все такое. Sony была завалена звонками из СМИ. Морита вдоль и поперек объехал все штаты, активно толкая публичные речи, чтобы все услышали его доводы.

Киностудии в свою очередь тоже начали тянуть одеяло на себя, заручившись поддержкой знаменитых кинозвезд. Масштаб бедствия резко рос. В итоге на судебные терки ушло аж восемь лет. И наконец в 1984 году суд постановил что видеозапись нельзя считать нарушением авторского права и Sony выйграла.

Однако формат Betamax из-за низкой совместимости и дороговизны самих видеомагнитофонов так и не смог захватить рынок, уступив технологии VHS от компании JVC. Поначалу еще как-то с горем пополам индустрия разделилась на два лагеря. Но постепенно формат VHS отжимал долю. Betamax была более совершенной системой и давала лучшую картинку. Только эту замечательную картинку было видно только на дорогих высокочачественных телевизорах, которые были недоступны простым людям. Плюс ко всему на VHS влезало два часа видео, а на Betamax всего час. Ни один фильм не влезет же..

В результате формат VHS стал монополизировать рынок, конкуренты стали массово стряпать видеомагнитофоны заточенные под VHS, а Sony продолжала упорно поддерживать свою «Бету». И очень прибыльные продажи соньковских видеомагнитофонов в 1970-х и начале 1980-х годов вскоре сократились и в конечном счете и вовсе превратились в обузу. После этого поражения очень сильно пострадало эго Мориты, ведь он столько бодался с этими американцами и в итоге все зря.

Короче, дамы и господа, все кто щас читают этот текст, нужна ваша помощь, денег с каждым днем все меньше и меньше, а в мире все хуже и хуже, а жить-то не на что. А делать такие истории очень тяжело, прям вообще не легко, нужно перековырать тонны инфы, прочесть книги, статьи, сайты. При этом отсеить 97% всякого лютого шлака, чтобы процедить самый-самый смак! А потом еще упаковать в разговорный реалистичный язык. Чтоб читателя прям вообще колбасило. Только вот время это ну очень много отнимает. Поэтому прошу поддержать меня денежкой, любой суммой. Для этого переходи на бусти, там можно разово поддержать на произвольную сумму, а можно даже подписаться на регулярные платежи. Ссылка

Кто первый, тот и царь горы: Walkman

Однажды Ибука с несчастным видом пожаловался, что ему с одной стороны хочется втыкать под класный музончик, а с другой стороны не хочется постоянно таскать с собой магнитофон (TC-D5) огромный как чимодан. И тут Мориту осенило, он понял, что офигеть, это же просто гениальная идея, что надо создать маленький портативный плеер. В то время в Нью-Йорке молодежь таскала огромные мафоны прямо на плечах. Им было явно не легко и неудобно. А жить-то без музыки молодешь-же не может.

Но идея Мориты проектировщиков как-то совсем не зацепила. Даже Ибука начал буянить что мол эта идея отстой. Все внезапно стали лучше знать как надо. Но в отличии от этих всех, Морита руководствовался не строгими логическими умозаключениями, а полагался на интуицию и шестое чувство. И чо-то подсказывало ему, что портативный плеер станет реально бомбой.

И Морита кричит такой: «Если мы не продадим до конца года 100 тыс. проигрывателей, я уйду в отставку». Все сотрундики были в шоке. Это была очень крупная партия. Морита конечно же блефовал, но все поверили и прижали хвост, все равно деваться не куда. Его стратегия была не в том, чтобы спрашивать людей чо им нужно, а создавать то, о чем они еще даже сами не знают.. 

Чтобы уменьшить корпус, из обычного магнитофона выкинули функцию звукозаписи и динамик. Когда плеер с наушниками был годов, все близкие, которые пробовали, были потрясены невероятным качеством звука. Четкий звук удивил даже самих инженеров, потому что все звуковые волны без потерь достигали непосредственно ушей, в отличии от обычных магнитофонов, в которых большая часть энергии тратится тупо просто чтобы трясти стены.

Команда долго ломала бошку над названием, поскольку во многом именно от названия зависит, станет ли продукт бомбой. Так как плеер предназначался для молодежи, название поручили придумать самым молодым сотрудникам. А поскольку в те дни в кино был супер популярен SuperMan, они придумали по аналогии — Walkman.

И хотя специалисты по сбыту не были в восторге он нового странного девайса, а некоторые и вовсе смеялись над глупым изобретением, в котором даже функции записи нет, но Морита был полон энтузиазма и неустанно восхищался этим плеером.

Первый Walkman выкатили на рынок в 1979 году. Отсутствие диктофона естественно бесило журналистов, и они как только могли обосрали устройство, всячески высмеивая его, поэтому в первый месяц было очень мало продаж, всего 3000 штук. Поэтому маркетологи Sony решили действовать более агрессивно. Только вместо рекламы по телеку, они завербовали всяких японских знаменитостей, которые везде светились в наушниках Walkman. А сотрудники Sony разгуливали по оживленным районам и предлагали прохожим послушать и заценить, и хлоп и смущенные лица прям мгновенно наполнялись восторгом.

И в итоге слухи о  новом странном устройстве начали быстро распространяться среди молодежи Токио. Чудо-девайс, впервые в истории человечества, позволял переносить саундтрек из дома в пригородные поезда и на городские улицы. Один раз тыкнул на кнопку и хлоп твои уши отключаются от уличного шума и кумаришь под музло, как-бы перематывая жизнь вперед. 

Сараванное радио делало свое дело и в следующем месяце продали аж 27 тысяч штук. Через семь месяцев уже 140 тысяч. И в какой-то момент плеер стали покупать все подряд, а не только молодежь. Они даже перестали успевать за спросом. Продавцы которые поначалу всячески обсирали новое устройство, теперь жаждали его заполучить. 

Затем в 1980 году Walkman отправился в Америку. В Нью-Йорке Walkman стал вездесущим, а люди же любят таращить свое табло друг на друга на улице, и они вдруг стали чувствовать будто все они принадлежали одному и тому же братству. Sony продавала не плеер, а стиль жизни. В сумме в 1980 году продали аж полмиллиона плееров. А в следующем году уже 6 миллионов.

Кстати, Мориту бесило название Walkman, оно как будто намекало что плеер только для мужиков, а бабам типа нельзя слушать. А телки-то тут причем? Но реклама была уже запущена, и название уже распространилось по миру и переобуваться было уже поздно.

А еще как раз в то же время произошел бум фитнеса. Миллионы людей вдруг начали использовать Walkman во время спорта. И теперь вместо лютого шлака, который обычно играл в спортзалах, пользователи слушали их любимый музончик.

А еще Walkman стал символом статуса. Только всякие богатые крутые перцы таскали этот плеер. Среди них кстати был и Стив Дожбс, которому плеер вручил лично Морита, когда Джобс был в Японии в 80-ых. Джобс потом раскавырял этот плеер до последнего ботлика, разглядывая мехазнизмы, шестеренки, ремни и шпили, чтобы вдуплить как это черт возьми сделано? Он мечтал сделать чо-то подобное, что тоже эпически изменит мир!

Джобс

Walkman стал большой удачей для Sony, поскольку оказалось что его технологию трудно скопировать. Конкуренты только аж через 2 года смоги создать достойные аналоги. А Sony к тому времени продала уже 20 млн плееров и популярность компании взлетела до небес. Вот она, формула успеха Мориты: — кто первый, то и царь горы.

Такие же интересные истории смотрите в моем телеграм-канале.

Сенсация в мире аудио

Однажды Огу пригласили в Philips, и там ему показали лазерный диск, который выдавал высококачественный звук, они считали что это изобретение способно полностью заменить пластинки. Но люди уже привыкли к пластинкам, а диски казались им чем-то неизвестным и непонятным. Поэтому-то Philips и предложила Sony объединиться в разработке и продвижении, поскольку Sony была тогда виртуозом маркетинга. Ога был музыкантом, поэтому эта идея ему понравилась. В результате на свет появился формат Compact Disc.

Только вот другие звукозаписывающие компании воспринили Compact Disc как угрозу их долгоиграющим пластинкам. А с Огай обращались как с врагом индустрии. Они-то кучу времени убили на развитие пластинок, а теперь надо все заводы перестраивать. Но Sony было в принципе-то наплевать, ведь Sony тоже владела собственной всемирно известной звукозаписывающей студией.

В общем в 1982 году выкатили первый в мире CD-плеер CDP-101 работающий с компакт дисками, а на дисках начали продавать музло. Это была мечта для меломанов, ведь диски почти не изнашиваются в отличии от пластинок.

Поначалу все шло хорошо, на старте продали тысячу плееров, но шумиха быстро поутихла и целый год на рынке была тишина. Оказалось многие люди все еще были довольны старыми пластинками. Не хватало какого-то революционного плеера, чтобы слушать все эти диски. Поэтому создали портативный плеер D-50 размером с коробку диска. Этот плеер вызвал огромную сенсацию в мире аудио. Морита сделал этот плеер до безобразия дешевым, мол пофиг что сначала уйдем в минус, но зато потом все подсядут и мы получим хорошую прибыль. В итоге плеер продавался очень даже хорошо, а через полтора года и вовсе стал прибыльным. Вместе с этой популярностью наконец начал формироваться рынок CD. Многие музыканты стали издаваться на дисках и к 1986 году производство дисков выросло до 45 млн. в год, на много опередив пластинки. В 1992 году уже 300 млн. в год.

В 1989 году Морита купил старую и всеми уважаемую студию Columbia Pictures за 3,4 миллиарда долларов, владевшей правами на многие легендарные фильмы. Морита считал, что если бы Sony владела студией раньше, то они тогда не проиграли бы ту войну с видеомагнитофонами. После этой покупки американцы судорожно забеспокоились, якобы Япония вторгается в Голливуд. Морита ответил американцам — «Ну дак если не хотите, не продавали бы тогда..». Но потом сбавил накал страстей, пообещав что не будет вмешиваться в дела студии, даже если они будут критиковать японского императора в своих фильмах. В результате дал полную свободу менеджерам, которые экстравогантно тратили бабло и произвели на свет ряд провальных фильмов. В результате все это дело обернулось досадным фиаско, поскольку Sony терпела в Голливуде сплошные убытки, составив в 1994 году 3,2 млрд. долларов.

Изобретено не нами

После этого Морита ушел с поста председателя. У него случилось кровоизлияние в мозг и он уже не мог заниматься делами компании. Хотя продолжал обладать огромной властью над компанией.

Компанией тогда рулил Ога. Экономический спад и ослабление йены привели сони к кризису в 1993. Долгов было выши кришы, поэтому Ога в 1994 году провел радикальную реорганизацию, разделив компанию на несколько мелких. Так возникла система «компания в компании». Отдельные компании стали во всем независимыми, каждая отдельно считала свои прибыли и убытки. При этом у каждой из этих компаний был собственный президент с беспрецедентными полномочиями. Как результат автономия достигла невиданных масштабов. А роль Оги заключалось в том, чтобы следить за всей этой бизнес империей.

В 90-ых кассетные магнитофоны начали терять популярность, а рынок заполонили дешевые аналоги из китая. Не долго музыка играла и в конце 1993 Sony понесла первые убытки в размере более $200 млн. 

На замену кассетам и дискам в 1994 году пришел формат MP3. Но Sony вместо того, чтобы использовать MP3 сделала собственный формат MiniDisc. В то время все плееры начали поддерживать MP3. Но Sony считала его угрозой индустрии, ведь использовали его в основном пираты, нарушающие авторские права. А у Sony была ведь своя звукозаписывающая студия Sony Music. Поэтому об использовании формата MP3 не могло идти и речи. 

Компании мешал менталитет «Изобретено не нами» — типа сами по жизни с усами, ну типа синдром непринятия чужих разработок — все должны делать сами. Вместо того, чтобы пользоваться чужим, Sony постоянно изобретала велосипед, не понимая, что затягивает своих пользователей в анальное рабство, всякими нестандартными кабелями, файлами и программами. Например, чтобы закачать трек на Walkman, приходилось каждый раз туда-сюда его конвертировать.  Складывалось такое впечатление, что Sony потеряла чувство реальности и искренне считала, что единственное, чо нужно потребителю от плеера, – это надежная защита авторских прав. Клиентам это издевательство не понравилось и они даже возвращали плееры обратно в магазины.

Как оказалось, компатия тогда задыхалась от самой себя. В результате перехода мира на цифровые технологии Walkman и Trinitron стали терять свои позиции. Компания так долго доила технологию Тринитрон, что в результате это уже стало приводить к проблемам совместимости. Sony было трудно отказаться от того, что приносило ей успех в прошлом. Прошлый успех стал преградой к успеху будущему. Фактически после этого Сони буксовала почти десятилетие. Дело было не в том, что не хватало гениальных инженеров, а в управлении этими самыми инженерами. Время-то менялось, а Sony продолжала действовать так, будто она легенда далекого прошлого, свято веря в то, что она может продолжать и дальше разрабатывать инновационные продукты и выбрасывать их на рынок по высоким ценам.

Ога хотел дать компании кислорода, но в итоге чо-то как-то еще больше перемудрил. Очень долго размышляя о своих двенадцати годах на посту президента, он решил, что пора ему уже сваливать и 1995 году он выбрал себе приемника Нобуюки Идеи.

Нобуюки Идеи

Чудеса идиотизма

Многим руководителям Нобуюки Идеи не нравился на посту президента. Вообще ни сколько! Его считали недостаточно эффективным, он не был инженером и не имел харизмы как у Мориты. Инженеры тоже его не любили. Но открытого протеста не высказывали. Когда Идеи сел за руль, он заявил вот-вот уже совсем скоро компанию ждет возрождение.

Поначалу Sony особо не вторгалась в область персональных компьютеров, но спрос на компьютеры постоянно увеличивался. И мистер Идеи решил создать компьютер, который будет заточен под всякие развлечения, ну то есть под работу с аудио и видео. Он как и все, в те года был очарован доткомами, когда все делали ставку на интернет и цифровые технологии. Идеи даже придумал специально под это фразу: «Дети цифровой мечты». 

Вскоре появился ноутбук VAIO, заточенный под работу именно с аудио и видео, на который возглагали надежду, что он станет важнейшим каналом растпространения контента и произведет революцию на рынке персональных компьютеров. Чтобы во всеоружии встретить эру цифрового широковещания, Sony даже переконвертировала в цифровой формат свои огромные базы музыки, фильмов и телепередач. И наклепали сайты, чтобы все это качать.

И когда в 1997 году ультралегкий и супертонкий ноутбук Sony VAIO с оригинальным дизайном появился на рынке, он был воспринят как очередной хит от Сони и пользовался неплохой популярностью. Вайо реально были дико круты, свои дизайном, временем работы, а по качеству даже круче маков.

Однако, не смотря на все эти титанические усилия, затея Нобуюки Идеи так и не воплотилась в жизнь. Доля компьютеров на рынке никогда не превышела несчастных 3%. У ноутбуков Vaio был один просто фатальный недостаток — они были заоблочно дорогими и были популярны только в бизнес-сегменте. Инженеры Sony всюду ходили и талдычили о скором славном будущем, но его все не было и не было. Компания застряла между прошлым, которого больше нет, и будущем, которое еще не наступило. Весь ажиотаж тогда крутился вокруг Apple, которая захватила аж 90% рынка ноутбуков.

А когда пузырь доткомов внезапно с треском лопнул, планы Идеи окончательно провалились. Сотрудники уже не могли терпеть это дерьмо и начали открыто его критиковать, за то что он разрушил былую славу Sony. Норио Ога бегал и на каждом углу кричал, поприкая его во всех грехах. Компанию охватил хаос. Люди потеряли веру в Идеи и постепенно вовсе перестали его слушать.

Когда был Морита он мог разрулить любые терки, он умел влиять на глав подразделений, он вообще мог повлиять на кого угодно, в компании он был для всех чуть-ли не Богом! А вот Идеи был другого поля ягодой, он старался не вмешиваться в работу одельных компаний. В результате той реструктуризации отделы не смогли нормально коннектиться между собой, в организационной структуре был дичайший бардак, никто ничего не мог понять, никто ни на кого не мог повлиять и вообще корпорация превратилась в тормозную бюрократическую черепаху. Приглашенные директора были близорукими и не разбирались в бизнесе, и вместо новаторства отделы стремились получить краткосрочную прибыль. Инженеры были деморазилованы. Поскольку отделы были отдельными компаниями, когда один отдел просил помощи у другого, другой ожидал что им за это заплатят. Короче, уровень идиотизма даже словами не описать! Независимые подразделения быстро превратились в организационный хаос. И очень скоро, практически не меняющийся Vaio наскучил потребителям и превратился в очередной продукт-имитатор. 

На плееры Sony тоже возлагала большие надежды, но так толком у них ничего и не получалось. В 1999 году выкатили аж сразу два плеера: Walkman с картой памяти (Memory Stick), а второй VAIO (music clip) со встроенной музыкальной коллекцией. Оба плеера получили плохие оценки от критиков. Оказалось что разрабатывали эти плееры два разных подразделения совершенно изолировано друг от друга. Врезультате получили два устройства, оба из которых были хуже чем iPod, вышедший в 2001 году. iPod, был лучше во всем, он имел обалденный интерфейс, имел встроенный аккумулятор, работал на жестком диске и совершенно без напряга запускал те самые mp3-файлы, а Sony опростоволосилась, так и не смогла ничем ответить. Все попытки были запоздалыми, неудачными и дорогими.

И доля Sony на рынке плееров плавала всегда в районе несчастных 5%. В то время как Apple с iPod захватила долю аж 60% рынка. После выхода iPOD на японский рынок, Apple развесила в пригородных поездах страны плакаты с надписью — «Прощай MD».

У Sony было все, чтобы ушатать iPod, но они этого не смогли, поскольку не было единства подразделений. А в Apple вообще не было идиотских подразделений, все работали как единое целое. А еще кстати, в Sony высшим слоем считались инженеры, а программистов и в грошь не ставили и они находились в самом низу иерархии. Сначала над продуктом работали инженеры, а уже только потом подключались программисты.

В 2001 году Sony совместно с Ericsson выпустила телефон, у которого был цветной экран, возможность слушать музыку и снимать фото, все этого не было у конкурентов, поэтому доля на мировом рынке достигала 9%. Но потом смартфоны из простых телефонов быстро превратились в сложные компьютеры, и Sony не смогла угнаться за конкурентами, начались убытки, продажи неминуемо падали и доля рынка упала до несчастных 2%.

В 2004 году Sony объявила что только за один квартал понесла убытки в размере 1 млрд, что привело к панической распродаже акций Sony, в результате цена акций упала на 25%. Мистер Идеи, который тогда все еще стоял у руля, признался, что такие ужасные показатели застали в расплох даже его самого. Sony выпускала привлекательные продукты, но собраны они были из тех же компонентов, что и у других производителей. Не было ничего новаторского. Поэтому неудивительно, что плееры, фотоаппараты и другие всякие новинки становились банальными товарами широкого потребления практически сразу как появлялись.

Из за этого все проблемы

В 2005 Идеи подал в отставку. Японцам надоела их тупая стратегия, лютый бюрократизм и самое главное супер медленное принятие решений, особенно любовь к бесконечно утомительно долгим разговорам, которыми страдаются большинство японских топ-менеджеров. Японцы любят трещать бесконечно, трещать и трещать и бесконечно вести эти супер бесконечные мега унылые беседы, и самое-то главное, ладно-бы хоть бы о чем-то говорили, так ниочем по сути не говорят, и по итогу всегда нихрена никому ничего не понятно. Решения-то не принимаются. А как можно принять решение, если ты полдня ходишь вокруг да около? Они зачем-то выводы всегда откладывают в самый конец, а самое главное не говорят. И если ты окажешься на японском совещании, ты там от скуки просто сдохнешь. И они такие кричат мол — «Это из за этого наверно все наши проблемы». И поэтому вместо Идеи за руль усадили американца Говарда Стрингера.

Стрингер признал все проблемы и снова перерасковырял всю структуру компании. И централизовал процесс принятия решений. Короче вернул как было. А в марте 2008 закрыли одиннадцать заводов и фабрик, уволили 10 тысяч сотрудников.

Когда на рынок в 2008 выкатили телефон Xperia, люди назвали его гибридом ужа с ежом. Поскольку перед покупателями предстал полусмартфон полуприставка с играми. Пользуясь огромной популярностью игровой Sony PSP, разработчики пытались с ее помощью возродить интерес к телефонам, но устройство это не спасло. Все как-то тяп-ляп на честном слове: медленная работа, не самого лучшего качества дисплей, программные недочеты и аппаратные недостатки вкупе с высокой стоимостью провалили продажи продукта.

Вместо того, чтобы просто как все нормальные люди сконцентрироваться на одной модели, Sony какого-то хрена выпускала бесчисленное множесто похожих друг на друга моделей. И хотя продукция Sony была в десять раз надежнее чем любая другая, для обычных людей все таки была важнее низкая цена. И в итоге рынок профукали.

Это реально ведь была черная полоса для Sony: батареи у ноутбуков взрывались, принося миллионные убытки. Ноутбуки перегревались, пришлось отозвать почти аж миллион девайсов. А потом еще землетрясение вдарило, а за ним нагрянуло цунами, элекричество отрубилось, поставки нарушились, заводы простаивали, и по итогу Sony впухла аж на 3,2 млрд долларов. И все это на фоне того, что иена постоянно укреплялась, постоянно усложняя экспорт. А еще спрос на ЖК телеки упал ниже плинтуса. Короче! Каждый год хуже предыдущего, убытки огребали 4 года подряд.  За 2012 год 20 млрд. убытков. Стрингер, не справился со всем этим, к тому же в компании никто его не слушал, он не осилил управление такой огромной корпорацией, поэтому и ускакал из компании в 2012 году. 

На его место пришел Кадзуо Хираи. Чтобы спасти безнадежно умирающий бизнес он продал большую часть недвижимости, в том числе дорогущщее здание штаб-квартиры в Нью-Йорке, закрыл несколько не выгодных подразделений и завод. Сократил еще несколько тысяч сотрудников. И в результате Sony постепенно начала выпалзать из ямы, не умерла и даже испытала возрождение. Во многом кстати благодаря легендарной приставке PlayStation.

Кадзуи Хираи

PlayStation

На рынке игровых консолей в 80-ых царем горы была Nintendo. В Sony был один чел по и мени Кен Кутараги, который был озабочен играми и во всю тащился по приставкам. Но Sony даже и не помышляла о рынке игровых приставок. Норио Ога кричал мол мы же серьезная компания, а это какие-то детские игрушки. Не серьезно это! 

Как раз в то время в 1991 году стали появляться диски вместо картриджей. И Sony разработала дисковый привод Super Disc для приставки Super Famicom от Nintendo, а также звуковой чип SPC-700. Устройства двух компаний объединили в одну приставку Nintendo PlayStation, которая должна была поддержикать как диски так и картриджи.

Но президенту Nintendo не понравились рабские условия контракта, по которым Sony контролировала все права на технологию CD и получала бы конские отчисления с продаж. Sony пожадничала. Из-за чего Nintendo теряла бы серьезные бабки. И Nintendo в тайне обратилась к Philips за технологией CD, что было расценено Sony как нож в спину. Просто разорвать отношения это еще ладно, но предстельство это уже ни в какие ворота. Ога обиженный таким супер омерзительным поступком со стороны Nintendo, невзирая на все возражения, решил все таки выйти на игровый рынок, чтобы побрить хитрожопую Nintendo. И поручил Кутараги пилить новое изобретение.

Даже после основания нового подразделения по выпуску PlayStation, многие сотрудники смотрели на старину Кутараги как-то пренебрежительно, ведь он занимался какими-то играми. Народ тоже посчитал что Sony чо-то попутала, ведь в то время было целое кладбище компаний, которые пытались сунуться в сферу развлечений

Для приставки сделали крупномасштабную рекламную компанию, не иcпользуя как другие всякие дутые термины типа с упором на количество бит. У PlayStation был сногсшибательный дизайн, в котором использовалась комбинация кругов и квадратов, а элементы были как-бы выпуклыми. 

У сони вместо картриджей были диски, а в играх впервые можно было сохранятся при помощи карт памяти, приставка работала очень шустро, но главное она умела воспроизводить трехмерные игры. В то время это казалось волшебством!

Поэтому и неудивительно, что как только выкатили 32-битную PlayStation на рынок в 1994 году, успех был мгновенным. Приставка порвала всех конкурентов, которые тащились далеко позади, из за проблем с железом, высокой цены, дурного маркетинга и малым количеством игр. А у Sony, черт возьми, было безумное количество весьма годных игрушек, поскольку убалтали много игровых разработчиков. А ведь основная прибыль-то идет не с консолей, а как раз таки с игрушек.

В итоге первая сонька разлетелась тиражом аж в миллион экземпляров всего за первые полгода. А к 1996 году напродавали уже 5 млн. консолей. До Playstation мир относился к приставкам так, будто они только для детишек, и взрослым было стыдно играть, весь мир насмехался над японцами как над сентиментальным народом. Типа все как маленькие детишки наивные играют в игры до самой старости, но Sony вдребезги разрушила этот стереотип и теперь взрослые всего мира тоже стали страстно рубиться в игрушечки на приставочке по всей планете.

При создании PS2 решили, что новая консоль должна продержаться лет десять, поэтому засунули в нее топовое железо. Только это топовое железо доставило разработчиком игр не мало головняков, заставив этих разработчиков копаться в олдскульном ассемблере, когда приставка вышла в 2000 году. Поэтому первые пару лет на нее ничего толком из игр не выходило. Спасло то, что, когда в 2001г. появилась GTA III эксклюзивно только для PlayStation 2, большинство людей тогда купили эту приставку лишь для того, чтобы поиграть на ней в GTA.

Потом и остальные игры подтянулись и дела пошли в гору. А еще приставку хорошо покупали, потому что инженеры засунули в  нее DVD-шник, и теперь можно было еще фильмы по приставке глядеть. И проще было купить пристаку уже вместе с DVD, чем отдельно DVD-плеер. В итоге к 2006 Sony продала 100 млн. игровых приставок. После этого Sony просекла, что может творить чо захочет и все ей сойдет с рук! 

И поэтому в Playstation 3 вкинули аж два миллиарда в создание нового чипа, типа супер компьютера. Плюс еще впиндюрили очень дорогой в производстве Blu-Ray. В связи с чем приставка оказалась ну уж слишком дорогой. Ясен пень народ был злой. Они спрашивали, какого хера третья сонька такая дорогая? Чуть ли не в два раза дороже второй. На что господин Кутараги ответил: — «Слышь людишки, хватит хрюкать, рабойтайте, закалачивайте бабло и тогда сможете позволить себе нашу супер навароченную приставку». Только вот в это время на рынке появилась более дешевая Xbox. И в итоге Playstation 3 продавалась аж в десять раз хуже чем Playstation 2. Одной только известности оказалось недостаточно. К тому же приставка оказалась еще и глючной, постоянно тормозила и с горем-пополам грузилась. Эксклюзивов особо не было, а это тоже самое что смертный приговор. После этого позора, Кутараги вышвырнули из компании.

В четвертой соньке уже не стали чо то мудрить и просто сделали все максимально просто и понятно и для разрабов. Все конкуренты тогда в 2013 году дико тупили, поэтому Sony как нечего делать обскокала всех этих конкурентов. За первые сутки продажи миллион консолей PS4 за 399 баксов. Это было своего рода искупление за предыдущий провал.

Пятая PlayStation в 2022 стала самой быстропродаваемой консолью Sony. Сейчас, вот это игровое направление приносит примерно половину прибыли всей Сони. Все остальное так, по чуть-чуть. Короче, Сони просекла откуда денежки скачут и теперь очень активно развивает это направление.

Корпоративная движуха

Не смотря все на взлеты и падения, бренд сони, конечно же, остается одним из самых узнаваемых в мире, а народ по прежнему питает к бренду респект и уважуху. Компания не сдулась во многом благодаря своей корпоративной культуре.

Ибука с самого начала отказался от системы тотального контроля за сотрудниками, чтобы каждый был не просто свободен, а внатуре свободен и получал удовольствие от работы. А если уж и следить за кем-то, то не за простым рабочим, а как раз таки за управленцами, поскольку именно они могут годами совершать ошибки, которых никто не замечает. Ради сиюминутного результата, они могут показать красивые циферки, но при этом к чертям погубить весь бизнес.

Отделы кадров тоже, обычно ведут себя так, будто все ничтожества, а они великие боги, которые наделены божественной силой — назначать людей, пинать их с работы на работу или превращать в ничего не значащий мешок мышц на рабочем месте. А вот в Sony Морита с самого начала сделал всех равными. Он не желал чтобы управляющие считали себя людьми исключительно высшего сорта, избранными самим Богом, чтобы вести глупых людей к чудесам. В Sony вообще насрать чо там хрюкает начальник. Сотрудник действуют не ожидая никаких указаний, проявляя творчество. 

Иногда попадается настолько тупой начальник, что, чтобы ты ему не предлагал, он будет все отметать, затыкая рот инициативному сотруднику. И это дерьмо обычно никак нельзя обойти. Поэтому Морита издавал еженедельную газету внутри компании со всякими вакансиями. И вот это позволяло сотруднику перейти на другое место, не поднимая шумихи. И после такой многоходовочки сразу легко стало вычислять дерьмовых начальников, всяких токсичных душнил от которых все бегут.

Да и вообще если человек всю жизнь сидит работает на одном месте, он просто отупеет со временем. Поэтому переход не просто возможен. Он обязателен даже! Новая должность каждые два года. Но если от человека прям хлещет энтузиазм, то такому можно менять еще даже чаще! Чтобы они рано или поздно нащупали себе место по душе! Ведь люди трудятся не только ради денег, а ради атмосферы.

Обычно все компаниях любят обсасывать и облизывать слово «сотрудничество», где типа все на все согласны. А вот в Sony наоборот, ты можешь дерзко заявить что ты абсолютно не согласен, и что все давно отупели, а твоя новая идея лучше! Твое мнение может вынести всем мозг, но ты имеешь на это полное право!

Однажды председатель правления Митидзи Тадзима жутко возмутился, услышав мнение Мориты. Но Морита вообще нагло продолжал наставивать на своем, пер до конца, даже на миг не помышляя отступить. Бодались они бодались и в какой-то момент Тадзима кричит такой мол: «Короче, Морита, у нас с тобой реально разные взгляды, все я ухожу, досвидания». На что Морита ответил — «Так если бы у нас были одинаковые взгляды, то какой тогда смысл держать двух одинаковых людей в одной компании?». Тодзима был ошеломлен таким ответом и в итоге все таки остался.

Смотрите истории других компаний в такой же подаче в моем телеграм-канале.


 

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.